Искусство как путь от временного к вечному

Вопрос о смысле жизни, быть может,
никогда не ставился более резко, чем в
настоящие дни обнажения мирового зла и
бессмыслицы
Князь Евгений Трубецкой

Каждый человек хотя бы один раз в жизни встречается с «временем
вечности». Не судите сразу автора этих строк за столь необычную и, на первый взгляд, противоречивую формулировку. Позвольте сначала объясниться.
Все мы знакомы с бытовым временем, с тем обычным временем, которое,
подобно стержню нашей жизни, «нанизывает» на свои стрелки день за днем и год за годом,и никто из людей не в силах изменить его ход, который в конечном итоге обращается в ход, в поступь истории. Будущее мгновение, «преодолев один вздох» настоящего, становится прошлым. И в этой череде дней и лет мы можем забыть о главном. Но наш Создатель обязательно показывает каждому человеку, дает ему почувствовать иное время, непреходящее, которое пробивается сквозь пелену и туман века сего, его суеты и пустоты лучами - Слова Божия, Образа Божия, света от лампады или тихого церковного пения, дыхания природы или прекрасного взора младенца...Каждый человек может вспомнить такие «встречи» с Богом, казалось бы, в самых неожиданных местах и в самые неожиданные моменты, но именно тогда душа и чувствует настоящее счастье и вспоминает свое Небесное Отечество.

Многие люди, особенно нашего времени, обращаются к Богу через
христианское искусство. Несомненно, в подлинном, каноничном церковном
художестве как самим авторам, так и зрителям, лучше сказать, молящимся,
открывается в меру способности увидеть - Правда Божия воплощенная на земле.
Мы увидим, какими сложными путями Промысел Божий видит людей к «времени вечности». Перед нами две судьбы молодых современных художников Алексея Жучкова и Светланы Темчук - два пути: к ответственности и профессионализму, к творческой гармонии и религиозному искусству, к искренней вер, в конечном счете, друг к другу, к Богу, полнота Которого и есть конечная цель жизни каждого.
Я думаю, очень значительную роль в жизни молодых художников сыг-
рая Учитель. Профессора Евгения Николаевича Максимова не только Алек-
сей н Светлана, но, вероятно, очень многие монументалисты назовут своим
Учителем с большой буквы, потому что ничто не может быть важнее и дороже для художника, начинающего свой путь, чем профессиональные советы, внимательные обсуждения работ, передача опыта, забота, наставления и сердечное участие в Жизни каждого ученика. Вероятно, в судьбе художника (в большей степени, чем, например, математика) талантливый и мудрый педагог может сыграть ключевую роль. В изобразительном искусстве, история которого насчитывает уже не одно тысячелетие, так сложно бывает найти свой путь, так необходим авторитетный и добрый наставник, который увидит в ранних опытах зерно будущих достижений, поверит в ученика.
В 2007 году была основана мастерская «Апостол» над самыми
разнообразными заказами, в первую очередь, конечно, относящимися к
оформлению интерьеров и экстерьеров храмов, часовен и других архитектурных сооружений. Алексей и Светлана работают очень напряженно. Принимая заказ, они глубоко вникают и погружаются в тематику, иконографические особенности, канонические черты тех произведений, которые собираются создавать. Образование, приобретенный опыт, способность прислушиваться к советам педагогов (что не часто можно встретить в нынешний гордый век) и стремление к самосовершенствованию, как профессиональному,так и духовному, позволяют молодым художникам реализовывать самые разные замыслы и проекты -как создавать целые программы росписи храмов, так и оформлять отдельные части собора или церкви, когда неизбежно не только сама архитектура, но и уже существующие изображения определяют стиль и манеру новых, а также заниматься реставрацией старинных произведений или написанием икон,
Важно отметить, что художники находятся в постоянном поиске новых
форм работы, в творческом горении. При том, что специфика церковного искусства располагает к уединению его создателей, и работа над духовными
образами, в самом деле, требует некоторой отрешенности от мира, душевной и творческой сосредоточенности, это не засушило души молодых художников, не породило ни холодной отстраненности от людей, ни снобизма. Светлана и Алексей гостеприимно принимают в своей мастерской, организуют встречи с детьми п взрослыми, интересующимися церковным искусством, устраивают выставки своих произведений, не перестают обращаться и к светским жанрам живописи, таким как натюрморт или портрет. Они понимают, что художник должен постоянно совершенствовать свое мастерство и что создают религиозные образы они не для себя, а для всей полноты Церкви, для людей. А человека нужно уметь увидеть, услышать, научиться любить... В разнообразии художественных форм и задач Жучкова и Темчук выявляются основополагающие для них пути, стили,и на этом хотелось бы остановиться более подробно.
В настоящее время в России, особенно в пределах Москвы и Московской области, восстанавливаются и строятся многие храмы. В большинстве
случаев классицистическое или барочное решение этих зданий, часто относящихся к ХVIII или ХІХ векам, даже если приходится полностью строить
церковь заново по фотографиям или иным историческим источникам, как
правило, и определяет выбор художников в пользу академической стилистики ее росписи. Также этот выбор может быть сделан священноначалием, с
которым, естественно, всегда должен быть согласован проект оформления
храма, и, в конечном итоге, обычно таким оказывается предпочтение паствы, людей, в большинстве своем не имеющих непосредственного отношения к искусству, но в любом случае, даже если это не проговаривается вслух как правило, ожидающих образов узнаваемых, привычных, понятных, я бы даже сказала, близких к реалиям и реализму как направлению в культуре. В светском искусстве это назвали бы поиском жизнеспособных образов, а я сказала бы больше - образов, ситуаций, которые похожи на самих зрителей, обывателей и на их жизнь... И с этим выбором приходится считаться - даже в церковном искусстве, хотя в намного меньшей степени - как с жизненным фактом, но и в рамках этого выбора можно стремится проводить собственную, иную линию. В то же время, на мой взгляд, Светлане и Алексею удается в тех случаях, когда это возможно (когда они предлагают программу росписи абсолютно нового храма, или в том случае, когда архитектура относится,например к, неовизантийскому или неорусскому стилям), осуществлять иную стилистическую программу. Ведь не только зрители, верующие, даже не только священнослужители определяют язык и стиль церковных мастеров, -
сами авторы, конечно, не все, но самые самостоятельные, последовательны и яркие, воспитывают художественный вкус, а через него в какой-то мере и духовное видение христиан и тех, кому еще предстоит прийти к Богу. Тот стиль в церковном художестве, который мы называем византииским и в котором также работают Светлана и Алексей, суть стиль, максимально полно
отражающий и развивающий в условиях современного русского искусства
высокие достижения, как правило, двух этапов: ранневизантийското периода
(VI-VII вв.), и - главным образом - периода т.н. Палеологовского Ренессанса(XIII-XV вв.) средневекового времени. Напомним, что определение в искусствознании географических границ академического понятия «византийское искусство» представляет значительные трудности, поскольку в это понятие включают как собственно произведения искусства Византийской империи, так и памятники, созданные на территории Италии, Малой Азии, работы мастеров Сицилии, храмы Армении и Грузии, фрески церквей Сербии, произведения итало-критской школы и памятники Древней Руси. В этой связи, обобщенно определить художественные особенности византийского искусства и этого стиля практически невозможно, ведь каждый период развития художественной культуры на территории самой Византии, а уж тем более в странах, где ощущается художественное влияние ее мастеров имеет свои исторические и стилистические особенности. Тем не менее, думаю, можно
сделать такой общий вывод: византийский стиль, по крайней мере, на русской почве сложнее воспринимать и сложнее воспроизводить, ведь он не
близок к светской русской живописи, не жизнеспособен. Зато лучшие его
проявления воплощают настоящую духовную силу и гармонию в своей условности и участь не останавливаться на внешнем декоре, а видеть внутреннюю красоту; учат вглядываться в красоту линии, в такую высокую простоту
и экспрессию которую я бы назвала, обращаясь к словам молитвы, «страстью бесстрастную», он исполнен свободы от всего случайного и временного... И замечательно, что молодые художники приверженны византийскому стилю и воплощают его достижения в наши дни.

Не будем забывать и том, что христианское художественное наследие
Необыкновенно богато, и по мере духовного развития, я уверена, все свободнее будет и художественный язык Светланы и Алексея, все свободнее будет
их выбор источника, откуда они черпают вдохновение и стилистические решения. Так, на наших глазах, в тяжелом труде иконописца и монументалиста рождается главное - свобода в рамках Канона. Каким же становится и должен стать церковный художник, чтобы, в самом деле, обрести эту свободу?

Несмотря на большие технические возможности нашего времени, подобно мастерам давних эпох, современный художник обязательно должен
обладать определенного рода универсализмом. Художник-монументалист,
приступающий к такому сложному н ответственному делу. как Оформление
храмов, равно как и создание икон или мозаичных крестов, должен, во-
первых, не оставлять никогда свою художественную практику, «тренировать
глаз». Во-вторых, - хорошо ориентироваться в христианском искусстве всех
национальных школ, быть знакомым с историей архитектуры, В-третьих, -
хорошо разбираться в иконографии Спасителя, Божией Матери, святых и духовно сопереживать событиям церковной истории н, конечно, - быть осведомленным в сфере художественных техник и технологических новшеств...Но, вероятно, главное, художник-монументалист, иконописец в наше стремительное время, в «обществе потребления» должен не утратить способность постоянно совершенствоваться духовно, не оставлять молитвенную жизнь, чувствовать себя членом Церкви Христовой, предстоять Богу...Иначе все художественные достижения могут послужить не к Славе Божией и просвещению людей, а, напротив, к смущению духа и ввести в искушения как самих авторов произведений, так н молящихся н служащих перед ними Вероятно, эта задача церковных художников и есть самая сложная задача - быть в этом мире и быть не от мира сего... Повторяя эту старую, но не устаревшую формулировку, я подразумеваю самое замечательное и, на самом деле, для всех людей актуальные ее значение: мы, миряне, то есть не принявшие монашеский,постриг и подвиг, живем в этом мире, в ХХІ веке и призваны не отрешиться от всего окружающего, хотя подчас нас окружают именно боль, горе и болезненные искажения, но так преобразить себя, чтобы в этой боли и даже в человеческом падении видеть искру Божию, замысел и Промысел Божий, первоначальную чистоту и красоту научиться любить и принимать человека, не принимая и не разделяя его грехи и несовершенства. Цель церковного художника состоит не только в том, чтобы очищать собственную душу, но и в том, чтобы своими произведениями помогать другим восходить к Богу. Именно поэтому так велика ответственность, так важно сохранить чистое око и способность видеть красоту мира, созданного Богом, и отображать духовную реальность в образах этого мира. Христос, став человеком, уподобившись нам во всем, кроме греха, тем самым освятил человеческую природу и показал нам, насколько прекрасен и достоин уважения и любви мир и человек, творение и Венец... Видимо, путь художника, творческого человека к Богу должен быть именно таким - путем преображения таланта, дара от Всевышнего.
На мой взгляд. Алексею Жучкову и Светлане Темчук во многом удается решать названные выше задачи, которые важно осознавать и решать каждому современному церковному художнику. Перед нами проходит галерея
созданных ими произведений, которая насчитывает не один десяток, и мы
видим, что все эти образы достаточно разные. Можно сказать, живописцы
еще продолжают искать свой путь, который должен быть и будет единственным в своем роде, их личным, найденным в их жизни синтезом знаний традиций. понимания Канона и их воплощения в настоящем времени на пути духовного совершенствования каждого по отдельности и обоих вместе. И как семьи, малой Церкви. В любом случае, написанные фрески и иконы, набранные мозаики находят и художественное признание, и молитвенный отклик в наших душах, в душах верующих людей в разных частях России и мира. Это значит, что произведения художников московской мастерской «Апостол», действительно, являют собой Благую Весть в этом мире, проповедь христианской Истины, которую можно и нужно донести до сердца каждого живущего на земле. И мы понимаем, что не адаптированная, не упрощенная или опошленная для сегодняшнего дня, который проходит и пройдет, как и всякий день, но звучащая вечным голосом, эта проповедь прольет христианский свет на каждый день, только осмысленная в Каноне и преображенная личным духовным опытом, она способна стать призывом, началом пути к Богу и воплощением Божией Любви, которая не проходит и от которой, по слову святого Апостола Павла, не может отлучить нас «ни смерть, ни жизнь (...), ни настоящее, ни грядущее»...



Ксения Александрова (Шальме),
кандидат искусствоведения, сотрудник Государственной Третьяковской галереи, член АИС


2013 год.